Невозможно читать без слез…Невозможно представить…Невозможно не восхищаться этой женщиной беспрецедентного мужества, силы духа и непоколебимой стойкости.

Зинаида Михайловна Туснолобова – человек, словом вдохновлявший людей на борьбу с врагом!

Родилась Зинаида 23 ноября 1920 года на хуторе Шевцово, недалеко от города Полоцка, в крестьянской семье. Отец Зинаиды пришел с Первой мировой войны полным Георгиевским кавалером. В гражданскую войну учился на курсах красных командиров, а в 1932-м его арестовали и отправили на строительство Беломорканала. За ним поехали жена и дети, поэтому белорусская семья оказалась в сибирском Ленинске-Кузнецком. Второй раз отца арестовали в 1938-м и вскоре расстреляли. Зинаида, окончив школу, устроилась лаборантом-химиком в трест «Ленинскуголь». Жила, работала, встречалась с молодым человеком - Иосифом Марченко, уже планировали сыграть свадьбу, но война распорядилась по – другому.

Иосиф, кадровый военный, был направлен в действующую армию, а Зинаида в апреле 42-го, окончив школу санинструкторов, была зачислена в 849-й стрелковый полк 303-й стрелковой дивизии 60-й армии Воронежского фронта.

В первых же двух боях Зина вынесла из-под огня 40 раненых солдат и офицеров с их личным оружием, за что была награждены орденом Красной Звезды. Она, несмотря на хрупкий вид, шла в атаку, не боясь никакой опасности. Всего же за 8 месяцев пребывания на фронте она вынесла с поля сражений 123 раненых. В феврале 1943-го в ходе подготовке к Курскому сражению, спасая командира взвода, была тяжело ранена, потеряла сознание и осталась лежать на снегу....Очнулась, когда немцы перешли в контратаку.

Из воспоминаний Зинаиды Михайловны: «Многие фашисты ходили по полю и добивали раненых. Увидев это, я притворилась мёртвой. Ко мне подошёл фашист, стал бить по голове и в живот чем-то тяжёлым, думаю, прикладом. Потом в ход пошли сапоги. Я снова потеряла сознание...»

Однако, ей повезло - разведчики, возвращавшиеся с задания, увидели ее, полуживую, вмерзшую в окровавленный снег так, что пришлось выбивать из ледяного плена финками. Зина осталась жива, однако обе ноги и обе руки ей пришлось ампутировать – началась гангрена. Борясь за жизнь девушки, врачи сделали ей восемь сложнейших операций. Последние две операции были проведены с таким малым количеством обезболивающего, что, можно сказать, вовсе без него. «Я всё выдержу, доктор, - говорила Зина, - только сохраните мне жизнь...» Доктор был поражён терпением и стойкостью этой хрупкой женщины. Многие месяцы она балансировала на грани жизни и смерти. Наконец, крепкий организм взял свое. Но какие чувства испытывала молодая 23-летняя девушка, у которой ампутировали обе ноги и обе руки, оставалось только догадываться.

Дальше было длительное лечение в эвакогоспитале №3861 в Свердловске. Соседи по палате удивлялись ее выдержке и спокойствию. Однажды, ранней весной, когда солнышко начало пригревать, раненые вышли на улицу, а Зина осталась лежать в палате и наблюдать за просыпающейся природой из открытого окна. Проходивший мимо боец, заглянув в окно, видя лежащую Зину, крикнул: «Ну, что красавица, пойдём, погуляем?»  Зина всегда была оптимисткой, не растерялась и тут, ответив: «У меня нет причёски». Молодой боец не отступал и тут же появился на пороге палаты. И окаменел от увиденного…Тогда он зарыдал и встал перед Зиной на колени: «Прости, сестрёнка, прости меня…»

А Зина же думала о том, как сообщить любимому Иосифу о том, что с ней случилось…И однажды обратилась к дежурной сестре с просьбой помочь написать письмо:

«Милый мой, дорогой Иосиф! Прости меня за такое письмо, но я не могу больше молчать. Я должна сообщить тебе только правду… Я пострадала на фронте. У меня нет рук и ног. Я не хочу быть для тебя обузой. Забудь меня. Прощай. Твоя Зина».

 А в ответ пришло такое письмо от Иосифа:

«Милая моя малышка! Родная моя страдалица! Никакие несчастья и беды не смогут нас разлучить. Нет такого горя, нет таких мук, какие бы вынудили забыть тебя, моя любимая. И у радости, и у горя – мы всегда будем вместе. Я твой прежний, твой Иосиф. Вот только бы дождаться победы, только бы вернуться домой, до тебя, моя любимая, и заживем мы счастливо. Вчера твоим письмом поинтересовался один из моих друзей. Он сказал, что судя по моему характеру, я должен с тобой отлично жить и в дальнейшем. Я думаю, он правильно определил. Вот и все. Писать больше некогда. Скоро пойдем в атаку. Желаю быстрейшего выздоровления. Ничего плохого не думай. С нетерпением жду ответ. Целую бесконечно. Крепко люблю тебя, твой Иосиф».

 

Потом было еще много писем, которые они написали друг другу. Но именно это письмо стало главным, решающим в Зининой жизни.

А война продолжалась… Шли кровопролитные сражения на Курской дуге. Зину мучило вынужденное бездействие. Над госпиталем «шефствовали» комсомольцы завода Уралмаш – навещали раненых, писали письма, устраивали концерты. И однажды Зина сказала: «Я хочу побывать в цеху, поговорить с рабочими.»

Как-то раз в огромный, холодный заводской цех внесли носилки, бережно поставили их на танк. Приподнявшись на носилках, Зина взволнованно обратилась к рабочим:

— Дорогие друзья! Мне двадцать три года. Я очень сожалею, что так мало успела сделать для своего народа, для Родины, для Победы. За восемь месяцев пребывания на фронте мне удалось вынести с поля боя сто двадцать три раненых солдат и офицеров. Сейчас я не могу воевать и не могу работать. У меня нет теперь ни рук, ни ног. Мне очень трудно, очень больно, оставаться в стороне… Товарищи! Я вас очень, очень прошу: если можно – сделайте за меня хотя бы по одной заклепке для танка!

Спустя некоторое время из заводских ворот вышли пять танков «Т-34», выпущенных сверх плана из сэкономленного металла. На бортах их было выведено белой краской: «За Зину Туснолобову!»

Хирург Николай Васильевич Соколов сделал девушке еще несколько сложных операций – разделил лучевую и локтевую кости ее левой руки и обшил их кожей. Образовавшимися двумя «пальцами» она стала учиться брать вещи, причесываться, умываться, перелистывать книжные страницы, самостоятельно держать ложку и стакан. Правая рука ампутирована выше локтя, но на остаток руки надевалась специально сконструированная резиновая манжетка с прикрепленной к ней авторучкой и Зинаида научилась писать самостоятельно. В начале 1944 года Николай Васильевич отвез Зину в Москву, где Зине изготовили протезы, и она снова начала учиться ходить.

В Москве Зинаида следила за событиями, разворачивающимися на фронте. Наши войска перешла в наступление, освобождая оккупированные территории. 13 мая 1944 года, когда войска 1-го Прибалтийского фронта подступили к Полоцку, родному городу Зинаиды, она написала воинам письмо, которое было напечатано во фронтовой газете «Вперед на врага»:

«Отомстите за меня! Отомстите за мой родной Полоцк!

Пусть это письмо дойдет до сердца каждого из вас. Это пишет человек, которого фашисты лишили всего – счастья, здоровья, молодости.

Мне 23 года. Уже 15 месяцев я лежу, прикованная к госпитальной койке.

У меня теперь нет ни рук, ни ног. Это сделали фашисты.

Русские люди! Солдаты! Я была вашим товарищем, шла с вами в одном ряду. Теперь я не могу больше сражаться. И я прошу вас: отомстите! Вспомните и не щадите проклятых фашистов. Истребляйте их как бешеных псов. Отомстите им за меня, за сотни тысяч русских невольниц, угнанных в немецкое рабство. И пусть каждая девичья горючая слеза, как капля расплавленного свинца, испепелит еще одного немца.

Мне очень тяжело. В двадцать три года оказаться в таком положении, в каком оказалась я… Эх! Не сделано и десятой доли того, о чем мечтала, к чему стремилась… Но я не падаю духом. Я верю в себя, верю в свои силы, верю в вас, мои дорогие! Я верю, в то, что Родина не оставит меня. Я живу надеждой, что горе мое не останется неотомщенным, что немцы дорого заплатят за мои муки, за страдания моих близких.

И я прошу вас, родные: когда пойдете на штурм, вспомните обо мне!

Вспомните — и пусть каждый из вас убьет хотя бы по одному фашисту!

Зина Туснолобова,

гвардии старшина медицинской службы. Москва, 2-й Донской проезд,

д. 4-а, Институт протезирования, палата 52».

Так на стволах орудий, минометов, на броне танков, на фюзеляжах самолетов появились надписи: «За Зину Туснолобову!», а Зинаида Туснолобова снова встала в строй для борьбы с немецко-фашистскими захватчиками.

На адрес института протезирования Зине пришло более трех тысяч писем с фронта и на каждое она старалась ответить.

Но самыми главными и самыми желанными были, конечно, письма от любимого Иосифа, в которых он утешал и подбадривал Зинаиду, хвалил за успехи, строил планы на будущее, рассказывал о своей мечте посадить яблоневый сад…

Закончилась война. Вернулся домой гвардии старший лейтенант Иосиф Петрович Марченко и  в 1946-м они с Зинаидой сыграли свадьбу. Зинаида стала Туснолобовой-Марченко. Один за другим родились двое сыновей, но дети рано умерли. Спустя некоторое время Зина и Иосиф переехала из Ленинск-Кузнецка в Полоцк, где у них родились еще двое детей - сын Владимир и дочь Нина.

Из письма Зинаиды Михайловны хирургу Николаю Васильевичу: «…Мы с Иосифом вернулись в Полоцк, посадили сад. Может быть, это и есть счастье? Чтобы вот так раздольно цвел сад и росли дети. Подумать только, Вовочка уже в восьмом классе, а Нинка-егоза последний год ходит в детский садик. Сейчас поздний вечер, моя шумная семья угомонилась, все спят, а я пишу вам письмо…

Вся моя семья желает вам, дорогой мой доктор, здоровья, счастья, больших успехов. Приезжайте к нам летом на яблоки, Николай Васильевич! Забирайте всю семью с собой! Будем ездить в лес по грибы, на рыбалку! А главное – вы увидите, как я научилась самостоятельно стряпать, топить печь и даже штопать ребятам чулки. Горячо любящая вас Зинаида».

Кстати, по рассказам сына, Зинаида и Иосиф были заядлыми грибниками. Грибов собирали много, сушили и отправляли родственникам и друзьям.

Зинаида Михайловна научилась самостоятельно вести домашнее хозяйство, топила печку, даже нитку научилась вдевать, шила, штопала. Была членом горкома партии и депутатом горсовета, вела активную общественную работу: помогала найти жилье, устроить ребенка в детский сад, достать лекарства, часто выступала в военных частях, школах, на предприятиях.

Всю жизнь муж был ее надежной опорой, другом и помощником.

Зинаида с Иосифом до последних дней оставались вместе, вырастили детей, успели увидеть внучку.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 декабря 1957 года за образцовое выполнение боевых заданий командования и проявленные мужество и героизм в боях с немецко-фашистскими захватчиками в годы Великой Отечественной войны Зинаиде Михайловне Туснолобовой-Марченко присвоено звание Героя Советского Союза.

В 1965 году Международный Комитет Красного Креста наградил Зинаиду Михайловну медалью Флоренс Найтингейл. Она стала третьей советской медсестрой, удостоенной этой почётной награды.

В 1987 году Витебский облисполком утвердил премию имени Зинаиды Туснолобовой-Марченко. Ею награждают лучших многодетных матерей региона. Торжественная церемония награждения проходит ежегодно накануне Дня матери, 14 октября.

Зинаида Михайловна Почётный гражданин города Полоцка, одна из улиц которого названа её именем. В Полоцке открыт музей-квартира героини.

При подготовке материала использовались данные из открытых источников: