Будущее профессии мы сможем изменить только вместе!

Мы являемся региональным отделением
Общероссийской общественной организации "Ассоциация медицинских сестер России"
Адрес: г. Москва, м. Полежаевская, Хорошевское шоссе, д. 35, корпус 1, 5-й этаж, кабинет № 513
Телефон: 8-985-188-07-74
Эл.адрес:
Сайт:
Instagram:
Facebook:

Одной из первых советских медицинских сестер, награжденных Медалью Флоренс Найтингейл, была Лидия Филипповна Савченко, старший сержант хирургического взвода 48-го медико-санитарного батальона 85-й стрелковой дивизии. О ней сегодня наш рассказ

«ЗА ХРАБРОСТЬ И МИЛОСЕРДИЕ ПРИ СПАСЕНИИ РАНЕНЫХ…»

До начала войны Лида работала на обувной фабрике «Скороход».

В 1941-м окончила школу медицинских сестер при Ленинградском институте техники и методики взятия, консервации и переливания крови. Считала медицину не призванием, а только «запасной» профессией. На случай, если кому-то потребуется оказать помощь.

Началась война, и 700 работников и работниц фабрики «Скороход» записались в народное ополчение. Среди них были и 38 выпускниц школы медсестер. 4  июля 1941 года добровольцы ушли на фронт – остановить врага на дальних подступах к Ленинграду. 

Боевая и задорная девушка стала командиром санитарного отряда. Боевое крещение получили очень скоро, под станцией Веймарн Волосовского района. Эшелон с ополченцами попал под бомбежку. Разбитая станция, искореженные рельсы, убитые люди. На соседних путях горели деревянные вагоны санитарного поезда, шедшего с ранеными в тыл. 

Решение пришло к Савченко моментально: не теряя ни минуты, задыхаясь в едком дыму, обжигая руки, Лида и ее подруги вынесли всех раненых из горящих вагонов, сменили повязки, оказали медицинскую помощь. 

Горек и тяжел был путь отступления. Дивизия задержала продвижение врага более чем на месяц… Последний рубеж – Колпино, где, несмотря на блокаду и близкую передовую, не останавливал свою работу Ижорский завод. 

В первую блокадную зиму все родственники Лидии Савченко погибли от голода. Отца, мать, сестру она увидела так и оставшимися в их комнате на Кузнецовской улице, когда пришла туда в феврале 1942-го…

В марте в школе на Расстанной улице разместили 48-й медсанбат. Привезли очередную партию раненых. Проводя их сортировку, военврач Малецкий решил, что привезли только мужчин. Когда осмотрел контуженного и раненого в живот щупленького парнишку, оказалось, что это — девушка, коротко, по-мальчишечьи подстриженная. Кто-то ахнул: «Да это ведь это Савченко, которая привозила к нам раненых и неоднократно сдавала кровь!». 

Трое суток Лида была без сознания. Потом молодой организм пошел на поправку. После ранения и контузии служить в сандружине носильщиком — таскать санки с ранеными от передовой, ей было нельзя. Лида упросила не отправлять ее долечиваться. Сказала, что имеет среднее медицинское образование, да и по хирургии — только «отлично». Так и осталась служить в медсанбате. 

Судьба девушек из медсанбата не баловала. Раненых они переносили на своих плечах. А их ежедневно поступало до 500 человек. Медсестры не спали сутками.

Однажды в операционной во время обстрела были ранены дежурившие врачи. И Лида попросила: «Разрешите мне самой доделать операцию!». Изложила план операции. Потом провела ее, самостоятельно и аккуратно. После этого случая часто ассистировала: делала анестезию, помогала хирургам — врач рассекал ткани, вынимал осколки, переходил к следующему раненому, а Лидия зашивала. Нередко ей приходилось и подменять докторов у операционного стола… 

Из воспоминаний Лидии Савченко: 

«Когда у раненого начиналась гангрена, отпиленные при ампутациях конечности, как дрова, летели в хирургические тазики. В операционной часто заканчивался новокаин, тогда ампутации делали без обезболивающих, их называли «под крикаином”: раненому давали перед операцией глоток спирта. „Готовь следующего!” — то и дело раздавался голос врача. На войне в операционной было не выжить без шуток: “Лида, что же ты спишь над операционным столом! Ты только четвертые сутки не выходишь из операционной! Пошевеливайся, дружок!”». 

В дневнике, который Савченко вела в годы войны, есть такая запись: «Привезли раненого, взяли на операционный стол. Развязали бинты, а в ране — неразорвавшаяся мина. Врач Кац-Ерманок приказала вынести из операционной раненых и уйти всем…». Всем, кроме операционной сестры Лидии Савченко. Вызвали сапера. Он осторожно вывинчивал взрыватель. От звенящей тишины было жутко. «Мы с доктором держали зажимы и салфетки. Никогда еще не было так страшно. Неразорвавшуюся мину из раны бойца извлекли».

После операции, подойдя к зеркалу, 20-летняя Лидия Савченко увидела у себя седые виски. Потом дежурный врач рассказывала: «Смотрю на Савченко. Она спокойна, и мне стало спокойнее». Сама Лидия вспоминала: «А врач и не знала, что я тоже смотрела на нее и думала: „Какая храбрая, спокойная. И я тоже не буду волноваться”». 

20 июля 1942 года 85-й стрелковой дивизии был дан боевой приказ: наступать с целью освобождения города Урицка и деревни Старо-Паново. На войне у медицинских сестер работы всегда достаточно, а в наступлении поток раненых увеличивался многократно. Хирурги и медсестры работали в операционных сутками. Каждая сестра обслуживала 4-5 операционных столов. 

В дни Старо-Пановской наступательной операции, с 20 по 29 июля, Лидия отработала в операционной 70 часов, провела 110 переливаний крови. На войне это был незаменимый метод лечения. Без него риск смерти многих «тяжелых» раненых от кровопотери и шока увеличивался многократно. 

Но Лидия упорно рвалась «из ленинградского тыла» на передовую. Из ее дневника: «В четвертый раз подала рапорт с просьбой отправить меня на передовую. В Ленинграде бесконечные обстрелы. Через операционный блок прошло сегодня более 500 раненых. Врачи Сергеев, Боровская, Хлебникова, Кац-Ерманок еле стоят на ногах. Некогда сомкнуть глаза. Все устали до предела». 

На свои просьбы Лидия получала один и тот же ответ: «Здесь тоже передовая». 

В канун 1943 года, когда 85 стрелковая дивизия стояла от Пулково до Урицка и берега Финского залива, старший сержант Лидия Савченко получила задание: обойти подразделения дивизии и поздравить бойцов с новым годом. От Расстанной, где находился медсанбат, до Пулковской высоты — пешком путь неблизкий. Попутных машин не было. 

На передовой стояла зловещая тишина. Такую солдаты называли «затишьем перед бурей». Действительно, вскоре начался сильный минометный обстрел. Мины ложились то ближе, то дальше наших позиций. К счастью, никто не пострадал. Лидия продолжила свой путь.  

Поздравив артиллеристов 167-го артполка, шла по траншее, освещая себе путь фонариком. Вдруг кто-то свалился под ноги. Лида поскользнулась и упала. Схватилась руками за мерзлую землю, поднялась и увидела… зайца. Девушка придавила его телом. Подумала, что зверек мертв. А заяц очнулся, вырывался из рук и укусил за варежку. Лида стукнула его прикладом, взяла за лапы и направилась в последний батальон. 

Еле волоча ноги от усталости, ввалилась в землянку к бойцам. А там — шум, смех. За новогодним столом — 14 человек. На всех бойцов шесть сухарей, шесть картофелин, испеченных в печке, луковица и кружки с «наркомовскими…». Бойцы окружили Савченко. 

— Сестра! Ваш полушубок в крови! Ранены? 

— Нет, это кровь зайца, я его прикладом стукнула. 

Села у печурки и заснула мертвецким сном. Разбудил Лиду звонкий смех: «Вставай, лежебока! Зайца упустишь!». Зажаренный и разрезанный на пятнадцать частей заяц лежал на столе, сделанном из снарядного ящика. 

Немногословная, аккуратная и спорая в работе, за два года Лидия Савченко произвела 630 переливаний крови, а технике переливания обучила всех сестер медсанбата.

Из воспоминаний Лидии Савченко: «Бывало в медсанбате и так: …подаешь инструменты на стол, а у раненого — обильное кровотечение, донорская кровь кончилась. Вот и говоришь: “Берите у меня!”». 

Еще в войну Савченко получила звание «Почетный донор СССР». 32 раза она отдала свою кровь раненым путем прямого переливания, нередко в дозах, превышающих разовую — по 400-450 мл… 

Также в тяжелых условиях блокады Ленинграда Лидия Савченко внесла предложение, позволявшее экономить перевязочный материал, бинты и марлю. Она предложила накладывать на шины раненым обыкновенную бечевку. 

Одной из первых ее наградили нагрудным значком «Отличник санитарной службы» — за отличный уход за ранеными, отличное содержание помещений, внедрение переливания крови как сильнейшего лечебного мероприятия. Этого значка удостаивали лучших медицинских сестер Красной армии… 

1 июня 1943 приказом по 85 стрелковой дивизии, хирургическая сестра операционного взвода 48 отдельного медико-санитарного батальона, старший сержант Лидия Савченко была награждена медалью «За оборону Ленинграда». Следом, 23 июня 1943-го, ей была вручена медаль «За боевые заслуги». 

Кончилась война, и Лида вернулась домой. В медсанчасть фабрики «Скороход». В дневнике она написала: «Пришла с фронта — нет ни жилья, ни вещей. Талонов на юбку и ситец мне не хватило, в послевоенном Ленинграде на «гражданке» снова были фронтовые условия». Из вещей у Лиды была шинель, брюки и кирзовые сапоги. В шинели она ходила в гости, в театр, ею же укрывалась, когда ложилась спать. 

Жилья в послевоенном Ленинграде для одинокой Лидии сначала не нашлось. Фабрика хлопотала, чтобы выделили комнату. В итоге предоставили ордер на кладовку на чердаке, площадью в 4 квадратных метра, без окна.

А 12 мая 1961-го старшина медицинской службы Лидия Савченко получила уникальную награду — медаль Флоренс Найтингейл. 

Еще в 1912 году Международное общество Красного Креста учредило медаль, названную в честь Флоренс Найтингейл, английской сестры милосердия времен Крымской войны. Эта медаль — самая почетная награда Международного Комитета Красного Креста. Ею награждают сестер милосердия, отличившихся в военное время храбростью и исключительной преданностью раненым. Надпись на этой награде, изготовленной из позолоченного серебра, говорит сама за себя: «За истинное милосердие и заботу о людях, вызывающие восхищение всего человечества».

В 1961-м Советский Красный Крест, впервые в своей истории, представил к награждению медалью Флоренс Найтингейл танкиста Ирину Левченко, москвичку, и медсестру из Ленинграда Лидию Савченко. Награду от имени британской королевы вручал премьер-министр Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии Гарольд Мак Миллан. Лидия Савченко была награждена за проявленные храбрость и милосердие при спасении раненых, оказание им помощи и безвозмездное донорство. 

После войны бывшая фронтовая медсестра продолжала творить добро. Она составила картотеку «скороходовцев», погибших и умерших от ран под Урицком, Старо-Паново и на Пулковских высотах. Так было установлено 3800 имен. Стараниями Лидии Савченко 22 июня 1982 года на территории фабрики был установлен памятник «скороходовцам», павшим в годы Великой Отечественной войны. Одна их фигурок барельефа — хрупкая девушка с санитарной сумкой на плече. Это — обобщенный образ Лидии Савченко, Агнии Хабловой и других медицинских сестер, ушедших на фронт из «Скорохода». 

Старшина медицинской службы Лидия Филипповна Савченко скончалась в 2000 году. Ее санитарная сумка, пилотка, дневники, стихи и медаль Флоренс Найтингейл ныне хранятся в Военно-медицинском музее Санкт-Петербурга. 

Ирина Минина
(помощник настоятеля по архивной работе храма-памятника, посвященного погибшим и пропавшим без вести при обороне Ленинграда, храма свв.мчч. Адриана и Наталии.)

Благодарим за предоставленный материал сайт https://narkompoisk.ru/

РОО МЕДИЦИНСКИХ СЕСТЕР
город Москва

Мы являемся региональным отделением
Общероссийской общественной организации
"Ассоциация медицинских сестер России"

Адрес: г. Москва, м. Полежаевская,
Хорошевское шоссе, д. 35, корпус 1, 5-й этаж,
кабинет № 513
Телефон: 8-985-188-07-74
Эл.адрес: roomsmsk19@gmail.com
Сайт: http://mos-medsestra.ru
Instagram: @roomsnovosti
Facebook: https://www.facebook.com/roomsnovosti